40 с половиной недель. Итоговое, часть II

Дышали мы так где-то около получаса. Гигиеническую помаду я все-таки забыла, но губы у меня обветриться не успели. Вдруг в один прекрасный момент меня начало тужить. И нехило так! Я обалдела! Эпидурал же должен замедлять родовую деятельность! Лешка рванул за врачом.

А я изо всех сил старалась подавить потугу, чтобы не повредить не раскрывшуюся шейку. Пришла врач, сказала, что раскрытие _полное_, эпидурала мне больше не будет, и через несколько схваток попробуем правильно тужиться, ну и рожать уже будем. Я до сих пор так и не верила… Эпидурал постепенно отпускал, схватки становились больнее. Две были совсем хреновые, одна между ними так себе. И, по словам Лешки, дышать я все-таки хорошо научилась. На все остальное мы тужились, поэтому, сколько еще, я точно не помню. Головка показалась уже на кровати, параллельно муж решил принять непосредственное участие и начал помогать держать мне ногу, ну и параллельно полез смотреть на главное действо. На кресло буквально-таки переползли — тоже страшно очень, придавить, еще что…

Еще за две потуги родили головку, ну и, собственно, все. Тельце практически само появилось, я потужилась совсем немного. На второй «головной» потуге порвалась в районе половых губ. Как-то угораздило меня глянуть вниз и увидеть полголовы. Не знаю, может, обычно это стимулирует, но я испугалась, что _это_ определенно не пролезет (знаю и изначально знала, что это моя главная ошибка, но что делать, если у меня большие проблемы с уверенностью на счет главного своего предназначения и возможностей), да и вообще, выглядит жутковато! Ну не любитель я… Короче говоря, я дернулась и завизжала, как раз в момент второй потуги и когда акушерка помогала ребенку поаккуратнее вылезти. Врач потом сказала, что если бы не это, этих двух разрывов не было бы. Но это ладно, на разрывчики внешние я была согласна, а резать меня-таки не порезали.

Теперь про мужа на родах. Обычно когда мне плохо, я люблю, чтобы меня гладили по головке и держали за ручку. Роды оказались исключением, а выкручивать руку мужа на схватке — не прикольно, не помогает, отвлекает и только мешает расслабиться. Упомянутые уже выше больнючие схватки мне было более-менее сносно и результативно продыхивать, держась рукой за кровать. Вот маску, конечно, он мне клево держал! А все остальное — провалилось с треском. Особенно предложение повисеть на нем, как у сирзов нарисовано, даже на слабой схватке. На потугах я попросила его свалить от кресла (он не вышел, просто отошел и ко мне не прикасался). Не потому что неудобно, стыдно и т.п., а потому что опять-таки отвлекает. Сам факт того, что рядом стоит просто человек, а не «холодный профессионал на работе» — очень отвлекает! Ну, меня, по крайней мере. А вот просто рядом побыть, между сильными схватками, до потуг и сразу после — это самое то! Ну и потом, сразу после рождения малыша…

Возвращаясь к малышу! В общем, родилась она по всем параметрам крайне неожиданно! Я тут же закричала: Лешка!!! И он даже успел, как ее целиком доставали. Пуповину перерезала акушерка, потом ее показали мне и унесли в угол осматривать, муж пошел туда же. Мне опять позвали анестезиолога, чтобы добавить эпидурала и осмотреть, зашить. В этот раз дядьки не было достаточно долго. Малышку осмотрели, отдали мне. Больно совсем не было, мы болтали, фотографировались на телефон. По предварительному плану муж во время схваток дожен был спуститься к ячейке с вещами и притащить потихоньку фотик, но не успел опять-таки. Потом пришел дядька, вогнал мне кайфа, а Лешка понес дочку в детское отделение. Вернулся, мы где-то с час полежали в коридоре и нас перевели в послеродовую палату.